"/> Ещё один успех в 1930 году

Статьи

Ещё один успех в 1930 году

Роль в фильме «Круг», поставленном учеником Протазанова Ю. Райзманом, была и менее интересна и менее удачна, чем предыдущие. Кторов играл тут нэпмана, дельца, одного из тех бесчисленных мошенников и растратчиков, которые во множестве появились на сцене и на экране после «Воздушного пирога» Бориса Ромашова. Острая, но достаточно банальная интрига была вписана в советскую действительность тех лет довольно неловко, и Кторов поневоле вынужден был изображать некую условную фигуру — то ли западного бизнесмена, то ли замоскворецкого купчика...



Новый, на этот раз особенно существенный и принципиально важный успех пришел с фильмом Я. Протазанова «Праздник святого Йоргена», поставленным в 1930 году. Главные роли тут вновь играла все та же веселая троица актеров, прославившихся «Процессом о трех миллионах», — Климов, Ильинский, Кторов. Но фильм в целом был саркастичнее, острее, язвительней. Если «Процесс о трех миллионах» приближался к жанру кинематографической буффонады, скорее декларировавшей, нежели выполнявшей задачи сатирического обличения, то в «Празднике святого Йоргена» сатирическая интонация звучала явственно, сильно и убедительно, хотя, конечно же, веселость доминировала и тут. Но это была веселость активно атакующего, победоносного смеха.



Кторов играл некоего Микаэл я Коркпса, объявившего себя — ни много, ни мало — святым. На этот раз Кторову пришлось отказаться от фрака, в котором он чувствовал себя так уверенно. Его святой Йорген являлся изумленным прихожанам в виде доподлинного ангела. Как же выглядят ангелы? Белый хитон, терновый венец на скорбном челе, длинный белый шарф, опадающий с рук Йоргена подобно ангельским крыльям, — все это было во всяком случае достаточно эффектно и внушало верующим запланированное благоговение. Комизм извлекался из резкого контраста между ангельским ликом «святого», его скорбным и полным священного благородства лицом и — внезапными, быстрыми плутовскими гримасами, ужимками, жестами, которыми Коркис успевал сноситься со своими сообщниками — Францем — И. Ильинским и наместником храма — М. Климовым.



Почти весь фильм снят был в Ялте, в армянской церкви, ее торжественная лестница, ее суровые массивные своды оказались прекрасным фоном для зрелища, изображающего грандиозное шарлатанство церковников, и поныне вполне актуального и действенного. Один из самых выигрышных моментов — исцеление «безногого» — был подан и Кторовым и Ильинским с редкой пластической выразительностью. «Святой» простирал к «увечному» свои дланп, как бы указывая на безграничное могущество веры и всем своим сдержанно достойным, исполненным благолепия лицом выражая благостное смирение. А перед ним озорно приплясывал «исцеленный» Франц, размахивая ненужными больше костылями, и его довольное, хитрое, нахальное лицо вполне откровенно говорило не о священной благодати, а об удавшейся афере. Впрочем, и самый жест Кторова был великолепно двусмыслен: жест чудотворца, но и — жест циркового фокусника. За победами на официальный сайт https://slotyv.ru и получи промокод фреш казино.